laona: (Sonja)
Утром третьего января мы с И. завтракали в Милане. Пока я пила кофе и просматривала Инстаграм, моя давняя френдесса [livejournal.com profile] lolasol, на НГ ездившая в Берлин, написала мне, что там сейчас проходит выставка, посвященная Берлину времен Веймарской республики, и что, сходив на нее, она сразу подумала обо мне. Новые френды, вероятно, не знают, но Берлин, немецкий экспрессионизм и особенно немое немецкое кино - моя давняя любовь. В Торонто я даже вела небольшой курс по немому немецкому кинематографу, и каждую субботу утром спешила в Goethe-Institut, чтобы поговорить с учениками о Мурнау и Ланге, а заодно об экспрессионистских художниках и писателях. Одним словом, пропустить такую выставку я никак не могла. Любимый муж в последнее время так устает, что перспектива пересечь всю страну туда и обратно за одни выходные не представлялась ему особенно заманчивой, поэтому после завтрака я написала своей подруге Каролине, не захочет ли она составить мне компанию. Каролина сразу же согласилась, через пару недель мы купили билеты на поезд и заказали отель, и вот, наконец, в прошлые выходные отправились в Берлин!

Amazing exhibition dedicated to Berlin of the Twenties, totally worth crossing the whole country for! // Кто знает мою любовь к Берлину 20х и искусству Веймарской республики, тот поймет, что такую выставку я пропустить не могла, даже если ради нее надо бы

Дальше )
laona: (Default)
Сегодня, гуляя по городу, обнаружила, что сейчас у нас проходит выставка, посвященная Кароле Неер. Сегодня идти уже было поздно, пойду завтра. Заодно появился повод написать о Кароле Неер, популярной актрисе Веймарской республики, погибшей в ГУЛАГе. Много раз собиралась, но все как-то руки не доходили.

Неер родилась в Мюнхене и начинала здесь свою карьеру, позже переехала в Берлин, где выступала на сцене и снималась в кино. Бертольт Брехт писал роли специально для нее. Она сыграла Полли в экранизации "Трехгрошовой оперы" Пабста. После прихода к власти Гитлера Неер со своим мужем-коммунистом эмигрировала в Советский Союз, где в 1936 году была обвинена в троцкизме и приговорена к десяти годам тюремного заключения. Мужа ее расстреляли, сын был отдан в детский дом, а сама она уже во время войны умерла от тифа в лагере. По тем или иным причинам ни один из немецких интеллектуалов-коммунистов (тот же Брехт, Генрих Манн или Лион Фейхтвангер, последний, впрочем, тот еще холуй) не замолвили за нее слово перед Сталиным. Может, не могли, а скорее всего, просто побоялись.

Похожая судьба ждала многих немецких коммунистов, променявших, как выяснилось, одного диктатора на другого. Трудно сейчас поверить - неужели они были такие наивные, не понимали, что их ожидает, не верили, что Гитлер и Сталин - явления одного порядка? Впрочем, что это я, некоторые этого и сейчас не понимают.

Вот отрывок из "Трехгрошовой оперы". Сцена свадьбы, Полли поет песню, смысл которой легко умещается в пушкинскую цитату "Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей". Играет очень по-брехтовски, только увидев этот фильм, я когда-то поняла, наконец, что такое "эффект отчуждения". И вообще ранний Брехт меня не раздражает, хотя замашки занудного морализатора у него были видны уже тогда. И песни в "Трехгрошовой опере" хорошие.



P.S. Евгения Гинзбург упоминает Неер в "Крутом маршруте". Они познакомились в одной из тюрем
laona: (Sonja)
Вернулась из Берлина. Честно говоря, с трудом. Если Париж для меня - город-мечта, то Берлин всегда - возвращение домой. И совершенно непонятно, зачем еще куда-то ехать, когда я и так уже дома.

L1100611 (Custom)

***** )
laona: (Default)
В свежем InStyle забавная статья про Берлин и Мюнхен, такие хорошие и такие разные. В Мюнхене - роскошные магазины, автомобили и блондинки с парикмахерской укладкой. В Берлине - бесконечные вечеринки, хипстеры и поклонники биопродуктов. Мюнхенцы на выходные едут в горы и на озера, берлинцы - празднуют и отсыпаются. Grunewald нынче не в моде - слишком кричаще богато, берлинцы такого не любят. Особенно мне понравилось, что за бокалом вина в Мюнхене обсуждают, кто лучше всех делает Blow-Dry, а в Берлине - Blow Job.

Конечно, это во многом стереотипы, но доля правды в этом все-таки есть - Бавария и Пруссия всегда друг друга не переносили, ничего нового. Мне очень нравится жить в Мюнхене - тут красиво, чисто, спокойно. Буржуазно, но я ничего не имею против буржуазии - кто-то же должен платить налоги. Альпы практически у порога, до Австрии, Швейцарии и Италии - рукой подать (здесь вообще принято говорить, что Мюнхен - самый северный город Италии). Огромное количество интересных культурных мероприятий. Ну и в Мю вполне можно жить, работать и развлекаться, даже не зная немецкого - столько здесь всех и отовсюду. Поэтому я, в принципе, довольна, тем более что до родного Нбга всего пару часов езды. Но Берлин - это все-таки Берлин.

Кстати, даже в плане моды я зависла где-то между Берлином и Мюнхеном - я люблю красивые качественные вещи, но не выношу логотипов. Это большая проблема в наше время - найти одежду, сумки и даже обувь, на которых бы не фигурировал фирменный знак. И я терпеть не могу выглядеть богато, поэтому даже в дорогих магазинах первым делом вцепляюсь во что-нибудь серое и невзрачное. И я никогда не буду выглядеть, как аккуратные, с иголочки одетые мюнхенские девочки, словно сошедшие с журнальной обложки. Даже если очень постараюсь. Впрочим, за совершенством я не гонюсь, мне от него скучно. Мне нравится выглядеть слегка небрежно и не принимать себя всерьез.

Вот как-то так. А в Берлин мы поедем в октябре, когда к нам приедет чудный человек Аркаша. Сразу после того, как вернемся из Рима. Черт побери, все-таки, видимо, я мюнхенец.

Berlin

Oct. 28th, 2011 10:19 am
laona: (Sonja)
photo

Пора, пожалуй, рассказать о нашем отпуске. И начну я, конечно же, с моего любимого города.
Мой Берлин )

Berlin

Jun. 21st, 2011 12:11 pm
laona: (Sonja)
"Йозеф Рот рассказывает во Frankfurter Zeitung от 22 июня 1922 года:
Окольными путями у студентов можно узнать, что каждый вторник с 5 до 7 вечера Эйнштейн читает в 122-ой аудитории. Там я увидел типичных посетителей кабаре. Прямо во втором ряду справа пожилая дама возбухает над партой, от весьма специфического веса, так сказать. Спиной к доске сидят девушки из киноиндустрии, все в ожидании знаменитого коллеги из области теории относительности; несколько мужчин, типичные гражданские лейтенанты, будто прямиком из студии, где они играли военных в 'Fridericus Rex'; незнакомцы, заглянувшие к Эйнштейну после посещения Музея Кайзера Фридриха. Незнакомцы по большей части женщины, англоговорящие и в настоящей валютной одежде, есть немного выходцев с Кurfürstendamm, этого гетто военных спекулянтов. Женщины, вооруженные лорнетами, в элегантных перчатках для верховой езды с бахромой. Эта публика, примерно в 300 голов, сидела, пока Эйнштейн говорил на незнакомом языке. Публика начала терять терпение. Девушки шептались. Разбухшая дама во втором ряду заметно сжалась. Лорнеты падали с женских лиц как отклеившиеся почтовые марки. Наконец Эйнштей сказал: 'Давайте сделаем пятиминутнуый перерыв, чтобы те, кого это не интересует, могли выйти'. Когда я вернулся в зал после перерывa, я насчитал - восемь слушателей."

***
"Новое поколение женщин не считало необходимым шить скатерти, самостоятельно изготовлять платья и
ощипывать перья. Теперь у них был каталог Вертхайма, предлагавший в черно-белых рисунках все желаемое, начиная от корсета на китовом усе и заканчивая пальто. Ассортимент тканей и галантереи был расширен, каталог товаров показывал всевозможные аксессуары - от цветка на шляпку до подвязки для чулок; наконец, были добавлены хозяйственные товары. Кроме того, работники обращались с клиентами с чрезвычайной предупредительностью. Будь то жена рабочего из Spandauer Vorstadt или состоятельная дама из нового, прозванного нуворишеским Западного Берлина [...] - философия фирмы Вертхайм предусматривала одинаковое отношение ко всем клиентам. Например, работникам даже было запрещено обращаться к людям из высших слоев общества по титулу в присутствии простых людей или обслуживать их лучше."

Unda Hörner, "Orte jüdischen Lebens in Berlin"
laona: (Sonja)
Знаете, бывает иногда - открываешь книгу и с первых страниц понимаешь, что вот она, твоя любимая книга, просто ты почему-то еще не читал. Так получилось у меня с "Девушкой из искусственного шелка" Ирмгард Койн. Дело было летом, в Берлине, на семинаре, посвященном берлинской культуре и искусству, когда на литературном Workshop'e я прочитала коротенький отрывок. Тем же вечером, сразу после занятий, вместо того чтобы пить пиво с коллегами и новыми друзьями, я отправилась в KulturKaufhaus Dussmann. Берлин - замечательный город, в котором есть огромный универсальный магазин только книг и музыки, открытый до полуночи (мы с одногруппниками паслись там настолько часто, что и вовсе переименовали Friedrichstraße в Dussmannstraße). Купив книжку, я вернулась домой и начала читать.

Знакомьтесь - Дорис, восемнадцати лет, худенькая, "но это сейчас в моде", темноволосая, хотя многие мужчины предпочитают блондинок "из политических соображений". Провинциальный город на Рейне и работа секретаршей у адвоката, придающего чрезмерное значение правописанию, ее, конечно, не увлекают. Дорис мечтает стать звездой, и жить, и писать, "как кино". В провинции это, разумеется, невозможно, поэтому через некоторое время она оказывается в Берлине. Без документов, но в роскошном меховом манто. И начинает завоевывать столицу. А в Берлине - 1931 год, политические волнения и безработица, искалеченные ветераны тогда еще просто Мировой войны торгуют на улицах шнурками или просят милостыню, в знаменитых кафе интеллектуалы спорят об искусстве и играют в шахматы, дамы в шелках и бриллиантах едят спаржу в дорогих ресторанах, а по Потсдамской площади нерешительным шагом прохаживаются проститутки. Есть еще метро - "гремящий гроб на рельсах", и омнибусы, и магазины с французскими духами и накидками из горностая, и кинотеатры, и кабаре, в которых на каждом столике телефон, и музыка играет - "вся в цветах, как шифоновое платье". И "так много улиц, что они даже не знакомы друг с другом". И каждый пытается продать себя подороже, и обмануть соседа, и никому нет ни до кого никакого дела. Сложно, очень сложно стать звездой в Берлине...

Какая замечательная книжка! Ни на что не похожий, красочный и очень индивидуальный язык, экспрессионистские техники - монтаж и поток сознания, неповторимая атмосфера Берлина 30х годов... Как наркотик, который хочется принимать снова и снова. Это единственная книга, которую мне вдруг захотелось перевести на русский, но я совсем не уверена, что смогу этого сделать. Слишком она особенная. Хотя, может быть, стоит попробовать, просто так.

***

Jul. 31st, 2010 11:14 am
laona: (Default)
Улетела в Берлин. Поповышаю две недели квалификацию - и в отпуск. Ура!
laona: (Default)
Начало тут

Checkpoint Charlie - пропускной пункт с Востока на Запад. Вокруг на каждом углу продаются ушанки, матрешки, противогазы и комсомольские значки. А в районе Бранденбургских ворот можно поставить себе в паспорт настоящую ГДР-овскую визу.



Hier klicken für mehr )

Berlin - 1

Aug. 21st, 2008 06:37 pm
laona: (Default)
Итак, Берлин. Город, который все время меняется, и все к лучшему. Город, в котором каждую минуту что-то проиcxодит. Демократичный город, где все обращаются к тебе на "ты". Очень хороший город.

В день нашего приезда шел дождь. Сначала мы несколько скисли, а потом решили отправиться по магазинам. Тем более, что в Берлине есть Galeries Lafayette, единственные за пределами Франции. Согрелись марокканским мятным чаем от Mariage Frères, купили мне шарф прекрасного терракотового оттенка. Прогулялись по блестящей от дождя Unter den Linden. А на следующее утро начали выполнять намеченную культурную программу.



Hier klicken für mehr )

Berlin

Aug. 15th, 2008 08:43 pm
laona: (Default)
С завтрашнего дня и по вторник я в Берлине. Буду бродить по городу, которого нет. Не выпью кофе в Café Größenwahn. Не посмотрю новый шедевр Мурнау в Мраморном зале. Не пойду за покупками в универсальный магазин Вертхайма. Ничего этого больше нет: ни травмаев на Потсдамской площади, ни статуи Беролины на Alexanderplatz, ни доходных домов в Scheunenviertel. Зато по-прежнему есть KaDeWe и опера на Unter-den-Linden. И легендарный отель Адлон заново отстроили на старом месте. В Берлине вообще много чего построили, даже за те 5 лет, которые я там не была. И, пожалуй, новый Берлин не хуже старого. Просто он другой.

Старый Берлин )

Profile

laona: (Default)
laona

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:53 am
Powered by Dreamwidth Studios